1

Менелион Эленсуле пишет:Олдос Хаксли. О дивный новый мир

Отдалённое будущее. Последняя война давно миновала, и все люди живут счастливо. Но каково это счастье?
Автор начинает свой рассказ с того, что вводит нас вместе с группой студентов в инкубаторий, где выводят людей. Да-да, рожать женщины перестали, а слова «живородящий», «отец» и особенно «мать» стали не то что неприличными, а попросту ругательствами (у меня прошла нечаянная ассоциация с современным «обругать по матери» — сомневаюсь, что мистер Хаксли об этом слышал, впрочем). Процесс появления человека на свет и его воспитания прослеживается начиная от сперматозоида и яйцеклетки и заканчивая его совершеннолетием. Люди делятся на пять каст: альфы, беты, гаммы, дельты и эпсилоны. Каждая каста имеет свой интеллектуальный уровень, рост (альфовики самые высокие) и свои установки. Так, если из зародыша может получиться альфовик, но нужен эпсилон, его умственное и физическое развитие искусственно тормозят. Кроме того, есть процесс, благодаря которому из одной яйцеклетки можно получить до 96 полноценных (гм...) людей — конечно же, не альфовиков, а дельт или эпсилонов, которые будут выглядеть как однояйцевые близнецы, которыми, собственно, и являются.
Хаксли нечётко прояснил этот момент, но каждая каста делится ещё на подкасты: альфа-плюс, альфа, альфа-минус. Не спрашивайте, чем отличается, например, альфа-минусовик от бета-плюсовика — не знаю, ибо это не прописано так чётко, как хотелось бы. Каждый ребёнок (кроме, очевидно, альф) получает в раннем возрасте огромное количество гипнопедических установок, направленных на воспитание его как члена общества абсолютных потребителей. Поэтому он не тяготится своей кастой, даже если он эпсилон, лишь отдалённо похожий на человека в нашем понимании.
Основной конфликт романа развивается вокруг альфовика, тяготящегося устоями общества и пытающегося найти своё место в жизни. Кроме того, на планете есть резервации, где живут люди прежней жизнью, и из одной из таких резерваций в цивилизованный мир попадает дикарь по имени Джон — наивный юноша, взращённый в понятиях об идеальном мире «за оградой» и случайно прочитанными пьесами Уильяма нашего Шекспира.
А старые книги в цивилизованном мире, между прочим, запрещены — не нужно смущать умы счастливого человечества всякими поисками, думами и прочими вещами. Потребляй товары, развлекайся, играй в игры, занимайся беспорядочным (с нашей точки зрения) сексом, кушай сому — идеальный наркотик, не дающий привыкания и похмелья, — и будь счастлив, человече, будь ты альфа или эпсилон. Ах да, ещё верь в господа нашего Форда (да-да, уважаемые, того самого, который изобрёл и построил первый автомобиль и которого местные народы почему-то иногда путают с Фройдом — ну да что с них взять!).
Вот такой странный мир описал Олдос Хаксли на страницах едва ли не единственного своего фантастического романа. И вроде осуждает он те порядки, вроде не нравятся они ему, но... но слишком уж дикими, грязными и отвратительными описаны жители и окружение резервации — вот честно, я бы туда не захотел. Впрочем, для слишком вольнодумных альф есть ещё острова вроде Исландии, куда их ссылают, чтобы не баламутили честных граждан.
Читать книгу или нет? Ну антиутопия — она антиутопия и есть. Для ознакомления можно, но если вы никогда ничего похожего не читали и хотите понять жанр, я всё-таки советую «Мы» Евгения Замятина. Эти две книги часто сравнивают (даже в послесловии к моему изданию это сравнение проходило красной нитью), но я бы этого делать не стал: произведения совершенно разноплановые, написанные разными авторами и в разном ключе. Замятин пишет страшнее, резче, но и глубже, душевнее — лично на мой взгляд.
Аудиокнига в хорошем исполнении (если не ошибаюсь, Светланы Репиной) имеется.

Метки: КнигиОбзорыОлдос ХакслиАнтиутопии

Читать полностью

Менелион Эленсуле пишет:Владимир Войнович. Москва-2042

Моё знакомство с жанром антиутопии началось, пожалуй, с Бёрджессова «Заводного апельсина». И это было, честно признаюсь, как удар обухом по голове — собственно, автор на этот эффект и рассчитывал.
Дальше было Замятинское «Мы». И эта книга, хотя и не вызвала у меня такого шока, показалась гораздо, гораздо страшнее. И поэтому я, не советуя всем читать «Заводной апельсин», «Мы» таки да советую. Это вещь, которую нужно прочесть, чтобы не оказаться в ситуации, подобной описанной в романе.
И вот теперь пришёл черёд «Москвы-2042». Предупрежу сразу: тем, кто не помнит Советский Союз, книга покажется, мягко говоря, непонятной. Ну а для остальных...
Советский (а точнее, антисоветский) писатель Виталий Никитич Карцев, от лица которого ведётся повествование, живёт в Германии, в городе Штокдорфе. Он пишет свои книги, издаётся в Германии, его книги с оказией (тайно, конечно) провозят в СССР, и они ходят там по рукам и читаются из-под полы. На дворе 1982 год.
Однажды Виталий сидел в пивной со своим другом Рудольфом Миттельбрахермахером (кивок в сторону длинных немецких фамилий — Entschuldigung, ich bin nicht der Autor von diesem Buch), которого писатель звал попросту Руди. И вот они разговорились о политике, а потом заспорили — и доспорились до того, что Руди сказал Виталию, что только в Германии он может отправиться в любое время и место на Земле. Конечно, Рудольф пытался рассказать своему другу о технологии, благодаря которой это стало возможным, но писатель почти ничего не понял — или не захотел понимать.
И поехать бы Виталию в 2042 год, но всё упирается в баснословную цену билетов туда и обратно — четыре миллиона дойчмарок. Даже с хвостиком.
Однако выясняется, что о предполагаемом путешествии писателя знают буквально все: от журналистов New Times до террористов некоей очень маленькой и очень арабской страны, а также, конечно, КГБ СССР. В результате Виталий получает грант от всё того же New times и летит в будущее. Параллельно проходит линия его знакомства со специфическим писателем Симом Симовичем Карнаваловым — бывшим ЗЭКом, а теперь автором монументального литературного труда, который считает себя наследником рода Романовых — ни больше, ни меньше.
Прилетев в Москву 2042 года, Виталий Никитич понимает, что попал в коммунизм — идеи социалистического прошлого доведены до кульминации, и вокруг царит некий странный строй, основанный на искорёженном Марксизме пополам с религиозностью, тотальной слежкой и просто-таки устрашающей нищетой.
Я не буду описывать ни Москву того времени, ни приключения Карцева в ней — это надо либо читать, либо мой обзор займёт не одну страницу.
Но и я, читатель книги, и её автор, Владимир Войнович, с прискорбием замечаем, что его жуткая в своей абсурдности антиутопия может вырасти у нас на глазах в отдельно взятых странах нашей планеты.
Стоит ли читать книгу? Решать вам. Рейтинг 18+, отличная аудиокнига имеется в наличии.

Метки: КнигиОбзорыАнтиутопииВладимир ВойновичМосква-2042

Читать полностью


© Разработка, заклинания и дизайн — Ностиэ & Менелион Эленсуле, 2010 — 2017